Загрузка...

Пользователи

      США, Константин Мурзенко

      Апрель   2002

      Жанр: Криминальная драма
      Режиссер: Константин Мурзенко
      Студия: 2000, MB Productions/ Non-Stop-Productions/ СТВ

      Российская премьера:
      1 апреля 2002 г.

      Поделитесь этим в социальной сети:


      Для того, чтобы оправдать свое имя перед воротилами преступного мира, нестарый еще джентльмен уличной удачи, детдомовец Петр Апрель вынужден принять от «крестного отца» мафии заказ на устранение двух личностей, якобы его подставивших (но в первую очередь, явно неугодных заказчику). В то же самое время одна из «мишеней» Апреля — запутавшийся в своих отношениях с криминалом бизнесмен Вова — вынужден и сам спасать свою жизнь, согласившись на весьма опасное и сомнительное дело. Естественно, в один прекрасный момент их пути-дороги пересекаются — но в самое неподходящее время и в самом неожиданном месте. Всего за одну ночь герои фильмы должны решить свои проблемы, найти истину и, возможно, заплатить за нее дорогую цену.

      Фильм внешне прост — но простота эта обманчива. Обыкновенный человек, слыхом не слыхивавший о постмодерне и прочих рафинированных радостях, попав в зал, неизбежно хлопнет себя по лбу, вспоминая хрестоматийную фразу Аркадия Дмитриевича Северного: «Боже ж мой, а песня-то — про нас!» А утонченный эстет в соседнем кресле будет тихонечко млеть, видя, как органично, плавно, акварельно смешиваются на палитре-экране лучшие и любимейшие кинематографические краски, пропущенные режиссером-киноманом через призму современного отечественного бытия. Меланхолический драйв классических «поларов» Жана-Пьера Мельвиля и оголенный урбанистический нерв раннего Мартина Скорцезе, матовое спокойствие городских баллад Джима Джармуша и «видиотический» разудалый угар Квентина Тарантино, ориентальная жестокость бронебойных балетов Джона Ву и отчужденность вечно-неоновых распятий Вонг Карвая. «Апрель» — фильм для немногих и одновременно для всех, Кино, путающее следы и сбивающее с толку — но вся изощренная эквилибристика ведет лишь к тому, что в лабиринте криминальной интриги, в самом конце бесконечного коридора — вдруг загорится свет.