Вы: Гость ( Войти )

Выберите Ваш город...
По-умолчанию, через 10 секунд будет установлен город Хабаровск

г. ( Россия )

Изменить
MoiGorod.Ru Mobile!

Форум

ЗАХВАТЧИКИ! хроника жизни несчастного в сокращении

3 Янв 02:34
ЗАХВАТЧИКИ. Я родился 1сентября 1923 года в городке Эберсвальде, недалеко от Берлина. Меня зовут Эрих Ветц. Моя мать принадлежала к числу светских дам этого провинциального городка. По крови она была чистая немка, да и выглядела соответствующе: белокурые волосы, тонкие губы, серые, как будто прозрачные глаза. Она была чудовищно красива и, наверно, поэтому вошла в самый цвет общества этого города. Она имела богатое наследство от своих родителей и большой старый дом, на окраине города. Моя мать любила меня и моего старшего брата настолько сильно, что порой, мне казалось, что больше ни у кого нет такой матери. Мы росли в смутное время, когда Германия переживала горечь поражения в войне и оплакивала убитых. В стране был кризис, безработица, голод, царила бедность, нищета, на улицы было страшно выходить. Мать особенно чувствительно переживало это время, она чувствовала себя ответственной за все что происходит. Когда началась война, она, несмотря на свое знатное происхождение, попросилась в сестры милосердия, видно сказалась ее имперская закалка. Теперь воспитывая нас, она всегда рассказывала о тех временах, когда немецкого солдата боялись, когда немцы чувствовали себя господами в Европе, она воспитывала в нас воинов, хотя тогда еще никто не смел, думать о будущей войне, но все знали, что так быть не должно, что мы отомстим. Мой отец в пору своей молодости попал на войну, на Западный фронт, где потерял все пальцы левой руки, но благодаря маминым стараниям его зачислили в полицию, позже к 40 годам он станет начальником полиции всего городка и займет одно из достойнейших мест в обществе. Я рос вместе с моим старшим братом. Учились мы плохо, но учителя говорили, что это толковые ребята, а позже когда мы вступили в Гитлерюгенд, на нас возлагали большие надежды. Мое детство прошло не заметно и не примечательно, даже теперь я с трудом могу вспомнить наиболее яркие моменты моей жизни до армии, наверно, поэтому судьба припасла мне столь яркую жизнь на потом. Вот мне уже 19 лет. Учебу я кое-как закончил и начал задумываться чему себя посвятить. Шел 42 год. Война в самом разгаре; из нашего города часть парней ушла добровольцами на фронт, я гордился ими и хотел к ним присоединиться, ведь тогда я еще не сомневался в несокрушимости Германии, но мать была против, видно, материнские чувства пересилили патриотические, и она меня не пускала. Но вот пришла отличная возможность вырваться на фронт, она пришла вместе с мобилизацией. Тут уже никто был не в силах ничего сделать, лишь отец смог похлопотать, чтоб меня зачислили в одну из «лучших» дивизий. Через пару дней эшелонам нас погнали за несколько сот километров в Чехославакию на танковый полигон Гудериана, который и без нас был забит танковыми и учебными подразделениями, да и кроме них там вели испытания новых танков различные промышленники, ученые и конструкторы. Покидая свой дом, я мысленно летал, я вознес себя на столь высоко, что сейчас мне стыдно об этом вспоминать. Если б я знал, что меня ждет впереди, если б я знал, какие испытания выпадут на мою долю, пожалуй, я бы плакал. Но тогда, еще юнцом, я даже не стал долго прощаться с родней, мне было как-то стыдно перед всеми остальными, я, как будто, подавал пример всем остальным: «Немецкий солдат сделан из железа, из него нельзя добиться слезы». Это потом я понял, что немецкий солдат так же как и любой другой состоит не из железа, а из нервов, крови, плоти, я понял, что убить его не так сложно, но самое ужасное, что это поняли и наши враги, даже раньше чем немецкий народ. Когда родная станция скрылась из виду, мы с остальными парнями пошли курить, кто-то достал шнапс, мы вели себя как «бывалые» солдаты, мы пытались быть похожими на них….сопляки, на нас еще не напялили форму, но мы чувствовали себя солдатами. ----------------- С рассветом все забрались на машины, что бы лучше разглядеть страну Советов, «освобожденную» нашими доблестными войсками. Мы уже примерно час едем по оккупированной территории, пока разрушения не значительны и все выглядит почти как в мирное время, если не считать обилия охраны и патрулей на железной дороге, малолюдных станций и огромного количества поездов, следующих по соседним веткам. Но чем дальше мы проезжали вглубь, тем больше открывалось нашему взору. Теперь мы видели разрушенные деревни, подбитые танки, в основном русские, охраны стало больше, в небе стали появляться вражеские самолеты, заставлявшие нас покидать поезд, когда он еще не остановился. Среди экипажей распространились слухи, что мы едем в распоряжение 29 моторизированной дивизии 4 танковой армии, недавно эта дивизия была переведена с Кавказа на Сталинград. Когда до конечного пункта оставалось немного, наше подразделение высадили с поезда, выдали боеприпасы, заправили и приставили к одной из колон, движущихся на пополнение этой дивизии. Теперь я ехал по русской земле. Именно тогда я понял, что война, какой ее рисуют в Германии совсем не такая. Выжженная земля у деревень, виселицы, постоянная стрельба даже в глубоком тылу, здесь, наверно, не проходило и дня, чтобы партизаны не пустили под откос поезд, ежедневные налеты русских на дороги, ночные бомбежки, пожалуй, здесь шла война не против большевиков, а против народа. Мне порой становилось не по себе, когда я ловил тяжелый взгляд русского крестьянина, мне казалось, что попадись я ему ночью, то он меня непременно растерзает. Во время пути я успел познакомиться с моими новыми сослуживцами, это были два парня лет под тридцать из рабочих, они были мобилизованы из Рурского района. По правде сказать, я не смог найти с ними общий язык, я вообще трудно сходился с людьми и был всегда молчуном. Самого старшего звали Пауль Зольт, а второго звали, так же как и меня Эрихом, только фамилия у него в отличие от моей была длинной Шварцкопф. Всего экипаж машины был 3 человека: 2 стрелка и водитель. Пауль был командиром экипажа и по совместительству стрелок, Эрих был водителем, ну а я был соответственно стрелком. На машине было установлено два пулемета MG 34, с запасом тысяча патронов на каждый. Наша дивизия сейчас наступала на Сталинград с юго-запада, и судя по слухам несла огромные потери, после таких оптимистичных новостей мы ехали в расположение не так охотно, тем более, что теперь кроме подбитых танков стали попадаться трупы, горящие деревни, а кое-где и отставшие от своих войск бойцы красной армии, наносящие нашей колоне комариные укусы. Правда из-за таких вот укусов за день движения колонна потеряла пять человек. Однажды нам удалось взять в плен заблудившегося бойца. Он был истощен, кажется, ранен, но, тем не менее, смотрел на нас столь дерзко, что его решили расстрелять, как яростного большевика. К несчастью выполнение приговора легло на меня. Его отвели к разваленной хате, поставили к стенке и построили напротив него нас, помимо меня в расстрельном отряде было еще шесть солдат. Все были новички, перед ними стоял первый русский, которого они вообще видят на свете! И вместо того, что бы убить его в бою нам приказали убить его безоружным, просто за то, что он косо посмотрел на офицера. Целимся. Краем глаза замечаю, что стоящий со мной солдат чудовищно маленького роста целится выше пленного, я решил целиться как будто в голову, но немного правей. Что в это время думал русский? Что он еще поживет пару минут или что немцы даже не в состоянии убить его сразу, что они боятся его убить даже когда он без оружия? После первого залпа только две пули поразили русского по ногам, остальные были мимо. За всем процессом наблюдал оскорбленный,

Написать ответ

- укажите Ваше имя, или Войдите
↑ Наверх

Главная Новости Доска объявленийНовинка Валюты Афиша (кино) Афиша (события) ФорумНовинка ПопутчикиНовинка ТВ Знакомства Сообщения МагазинНовинка Адреса Погода Конференции Онлайн SMS Чат! MoiGorod
Ваше мнение о MoiGorod.ru:
- Мнение, Емайл, Телефон
Вид:  Мобильный  |  Полноценный
© m.MoiGorod.Ru Mobile!
С 2005 года :-)