Загрузка...

Пользователи

      Валюты


      Открыть список банков



      Лопатюк рассказал как все было

      "Нынешний директорат артели „Амур“ занимается не теми вопросами, которые должны обеспечить бесперебойную работу производства"

      Экс-генеральный директор ЗАО "Артель старателей „Амур“" ВИКТОР ЛОПАТЮК, проживающий сейчас в Сан-Франциско, рассказал о ситуации, связанной с продажей артели, корреспонденту „Ъ“ МАРИНЕ ИЛЬЮЩЕНКО.

      — Виктор Андреевич, решение покинуть пост генерального директора ЗАО "Артель старателей „Амур“" было принято вами самостоятельно? Если нет, то чем было вызвано это решение?
      — Я руководил артелью с февраля 1980 года. За это время она превратилась в одно из самых крупных предприятий в области золотодобычи России, а в Хабаровском крае стала бесспорным лидером. На протяжении долгого времени я вместе с советом директоров убеждал акционеров в том, что необходимо вкладывать прибыль в развитие производства, а не выплачивать дивиденды. Долгое время мы поступали именно так.

      По результатам работы за 2002 год акционеры уже получили на каждую акцию номиналом 300 руб. дивиденды по 300 руб., то есть 100%. За 2003 и 2004 годы дивиденды были выплачены в размере 500%.

      Если предприятие работает успешно и прибыльно и если у него нет "крыши", то на него начинают претендовать другие структуры. Таких было много, но самой активной оказалась группа компаний "Альянс". Их работа в этом направлении началась год назад. Давление увеличивалось с каждым месяцем. Я не соглашался продавать свои акции, прошу меня понять. Артель — это моя жизнь, моя семья. Тогда со стороны "Альянса" начались другие действия. Они решили выйти на одного из членов совета директоров артели с предложением продать им свои акции. Этим человеком оказался Иван Драч, работающий начальником основной перевалочной базы Белькачи. За его пакет в размере около 10% они пообещали $5 млн. Мы собрались советом директоров и договорились, что будем работать вместе в спокойной обстановке. Это был март 2006 года.

      Однако "Альянс" продолжал активно различными скрытыми действиями давить на меня, так как видел во мне единственное лицо, которое сопротивляется их желанию купить артель. На меня чуть не было возбуждено уголовное дело по совершенно надуманному поводу. Начали применять экономические санкции по отношению к артели. Тогда я заявил членам совета директоров, что не буду возражать по поводу продажи пакета акций. После этого начались переговоры о цене, в которых представители "Альянса" сказали, что не будут оценивать те "железки и оборудование", которое находится на Севере. Получалось так, что они хотели в общем пакете оценить только то, что находилось в Хабаровске, но без "Платинум Арены" (спортивно-культурный комплекс, построенный артелью. — „Ъ“), так как это социальный объект и продать его невозможно. Из оцененных хабаровских активов они собирались вычесть еще и кредиты, заимствованные нами в банках.

      В таком случае возникала ситуация, при которой для того, чтобы они взяли артель, им еще нужно было доплатить. Переговоры на время прекратились. У меня резко ухудшилось состояние здоровья, и я принял решение вылететь 17 января 2007 года в США на операцию.

      — Что произошло после вашего вылета в Америку?
      — Представители "Альянса" вышли на совет директоров с просьбой немедленно продолжить разговор о продаже 50% плюс одна акция. 23 января я написал письмо председателю совета директоров Василию Шепелю. А 25 января он мне рассказал, что на него вышел Борис Алексеев (нынешний гендиректор артели.— „Ъ“) и сделал предложение о покупке акций у акционеров артели по цене 600 руб. за штуку. Меня это шокировало. Получалось так, что контрольный пакет стоил бы им всего $4,4 млн, а артель полностью они оценили в $8,8 млн. Затем состоялось собрание совета директоров, на котором было сказано, что предложенная цена за одну акцию очень низкая. В этот же день прошло еще одно заседание акционеров, на котором было принято решение освободить меня от должности генерального директора. О чем мне незамедлительно сообщили. Мне было трудно поверить в то, что мои друзья, с которыми я проработал три десятка лет, по сути, меня предали. Я делал многократные попытки дозвониться хотя бы до одного из них, но мне никто не ответил. После того как совет директоров освободил меня от должности, я написал заявление на увольнение, с той мотивировкой, что работать с людьми, которых я считал своими друзьями, для меня невозможно. Я смогу изменить свое решение только в том случае, если они подтвердят, что принимали это решение, находясь в невменяемом состоянии.

      — Как сейчас распределены акции артели?
      — До рейдерской атаки акции артели были распылены между сотрудниками предприятия. Весь совет директоров, кроме меня, и многие другие акционеры продали свои акции "Альянсу". По имеющейся у меня информации, у "Альянса" сейчас около 41% скупленных акций, столько же и у другой стороны — "Альфа-групп". Я не продавал свои акции "Альянсу" и продолжаю быть акционером.

      — Как вы оцениваете перспективы нового собственника?
      — Я не могу сказать, что "Альянс" уже является новым собственником. В настоящее время существует два претендента на контрольный пакет компании — это "Альфа-групп" и "Альянс", не исключено, что каждый из них будет просто акционером с определенной долей. Перспективы артели в первую очередь будут зависеть от той финансовой и производственной политики, которую примет руководство артели в лице директората. Но на сегодняшний день директорат, который, надеюсь, временно управляет артелью, занимается не теми вопросами, которые должны обеспечить бесперебойную работу производства, тратя драгоценное время на поливание меня грязью. Артель — это сложнейший механизм, которым необходимо постоянно управлять. Пока еще не поздно, необходимо взяться за отлаживание механизма, иначе в конце года можно недосчитаться сотен килограммов драгметаллов и затем сказать, что такое хозяйство нам оставил Лопатюк.

      — Что, по-вашему, будет с непрофильными активами артели?
      — Я думаю, что их постараются побыстрее вывести из общих активов артели и затем распорядиться по своему усмотрению.

      — Как вы можете прокомментировать обвинения, прозвучавшие на местном телеканале, согласно которым вы нанесли ущерб артели в размере 1 млрд рублей? Кроме того, в телесюжете говорилось, что вы закупали некачественную горную технику, а также строительное оборудование и материалы для ремонта бизнес-центра "Парус" по завышенным ценам.
      — Это настоящий блеф. По вопросу техники: действительно, в США было закуплено более 20 бывших в употреблении тяжелых бульдозеров фирмы "Катерпиллар" на сумму около $6 млн. Они потребовались для выполнения в 2006 году резко возросших объемов вскрышных работ и промывки песков на месторождении платины Кондер. Без этой техники мы в лучшем случае добыли бы 1,8 т платины, а включив в процесс указанные бульдозеры, мы дополнительно добыли драгметалла на сумму более $40 млн. Если бы мы стали покупать новые бульдозеры, то за короткий период времени их бы нам не поставили, да и денег потребовалось бы почти в три раза больше. Естественно, что существовали некоторые проблемы с их эксплуатацией, но механическая служба и бульдозеристы были довольны. С новой российской техникой, к сожалению, проблем больше. Что же касается материалов и оборудования на бизнес-центр "Парус", то основной задачей по его реконструкции называлось создание самого современного отеля в Хабаровске, а для этого, естественно, должны использоваться высококачественные дорогие материалы и оборудование. Артель уже имеет свою марку и не может лепить залепуху.

      — Опасаетесь ли вы возбуждения уголовных дел в отношении вас и объявлении вас в международный розыск?
      — В наше время все возможно, хотя мне опасаться нечего. А розыск… Зачем он нужен, когда все и так знают, где я нахожусь? Я ведь не скрываюсь.

      Поделитесь этим в социальной сети:











      Нажмите здесь, чтобы добавить Вашу новость

      Читайте также

      Последние
      Другие в рубрике
      Популярные (в рубрике)