Загрузка...

Пользователи

      Валюты


      Открыть список банков



      Выходит "9-я рота"

      Выходит в прокат "9-я рота" – фильм об Афганистане, на который были хорошо потрачены 9 млн.

      Как бы ни сложилась прокатная судьба "9-й роты", эта картина, по всей видимости, станет этапной для нового российского кинематографа. Проекты вроде "Ночного дозора" и "Турецкого гамбита" доказали две вещи: что отечественное кино может зарабатывать деньги и что труба, которая эти деньги народу приносит, качает исправно. "9-я рота" доказала вещь в каком-то смысле более существенную – что отечественное кино умеет деньги тратить. Это только кажется, что чем больше бюджет, тем легче снимать. Истратить $9 млн так, чтобы каждый никель был виден на экране, – задача посильная только профессионалам.

      Впрочем, нет причин сомневаться в успехе картины. Привычка контуженной разобщенностью страны ощупывать себя начиная с военных воспоминаний – точек, где единство кажется безусловным, – это здоровый рефлекс общества. А история 9-й роты, оставленной уходящими из Афганистана советскими войсками защищать высоту, мимо которой уже не суждено было пройти ни одному конвою, слишком трагична и достоверна, чтобы остаться к ней вовсе равнодушным.

      Путь к этой высоте начинался на призывном пункте военкомата. Прощание с девушкой, парикмахер, бреющий воинов, похабные байки под припрятанную бутылку водки: дети – веселые, жестокие, шальные, тихие – всякие – начинают сплавляться в единое целое. Учебка, контуженный прапор: "Вы – никто, вы – говно, я буду делать из вас людей", изматывающие марш-броски, кто-то ломается, кто-то смеется, санитаркина дочка Белоснежка, еще не отказавшая никому из тех, кто идет на войну.

      Построение на плацу, момент истины: генерал с трибуны спрашивает, никто ли не хочет отказаться: в Афган шли только добровольцы. Хотят многие, до слез, но сделать этот шаг вперед невозможно, потому что ты останешься, а они уйдут за кордон, под пули моджахедов. А это невозможно.

      Самолет взлетает, оставив позади родину и контуженного прапора, в который раз написавшего заявление об отправке в Афган и снова получившего отказ, рычать в бессильных слезах. Грохот военной части и первая настоящая смерть, обрушившаяся с гор. Впереди война, взлетающая в небо башня танка из расстрелянного конвоя, первый дух, убитый глупо, неловко, первый сожженный кишлак и высота 3234, ставшая для 9-й роты последней.

      Предельная искренность режиссера Федора Бондарчука и сценариста Юрия Короткова в намерении снять фильм о парнях, которым довелось воевать, сомнений не вызывает. Поколение Афгана, через который за десять лет войны прошло больше 600 тыс. человек, получило свой голос. Однако искренность – опасная штука, потому что искусство враждебно жизни. Сравнения "9-й роты" с "Апокалипсисом сегодня", "Железным крестом" и "Цельнометаллической оболочкой" оказываются неуместны, потому что их создатели искренни не были, война была ими цинично использована для решения совершенно иных задач. Фильмы стали классикой. А вот Стивен Спилберг, снимая "Спасти рядового Райана", сильную картину, как бы она ни была противна русскому зрителю, с неприязнью относящемуся к попыткам американцев украсть у нас Победу, был вполне искренен. Он рассказывал историю простых солдат, погибших в Нормандии. Все рыдали.

      О слезах, которые должны пролиться на "9-й роте", говорили и Коротков, и продюсер Елена Яцура, и сам Бондарчук мрачно сказал: "Девочки будут плакать. И мальчики будут плакать. И я буду плакать". И правильно, чего там – кино мощное, честное, как на вешки опирается на несколько колюще-точных актерских работ, оно того стоит.

      Призыв в Афган начнется с завтрашнего дня.

      Поделитесь этим в социальной сети:











      Нажмите здесь, чтобы добавить Вашу новость

      Читайте также

      Последние
      Другие в рубрике